Рейс 2481: как я поняла, что стала психологом

Рейс 2481
Только в первый учебный день на факультете психологии я, наконец, задумалась, во что же я ввязалась на ближайшие три года. Пётр Ермолаевич Рыженков, тогда ещё директор центра психологии НГУ, читал нам вводную лекцию (наверное, чтобы те, кто пришёл в такой же несознанке, как и я, опомнились и хоть немного поняли, куда попали): «В результате обучения очень измениться ваше восприятие того, что с вами происходит». Я тогда засомневалась: Как оно вообще может измениться? Я это я, собой и останусь.

Вчера мы получали дипломы, ставя подпись напротив своей фамилии в списке. За новый взгляд на жизнь расписываться не попросили. Однако, не обманули – относиться к происходящему как психолог это очень по-другому. Собственно, мой рассказ о том, когда и как я впервые это осознала. О том, как мы с дочерью прожили 16 часов в аэропорту «Толмачёво».

С рождением ребёнка у меня появилось множество полезных навыков: делать игрушки из дверных ключей, есть левой рукой и спать половиной мозга. Все они гармонично уравновесились множеством занимательных фобий. Вот, кстати: амаксофобия – боязнь поездок на различных видах транспорта. Видите ли, моей дочери не сказали, что «все младенцы прекрасно спят в машине». По итогу первых двух лет путешествий с ноющим, выгибающимся и вырывающимся из ремней безопасности трудным пассажиром я вздрагивала при одном упоминании об автомобилях, а заодно маршрутках, автобусах, поездах; про самолёты можно было даже не заговаривать. Просто за компанию я не любила вокзалы, автобусные остановки, парковки и светофоры.

«Куда же меня понесло?» – думала я, покупая билеты на море. «Я ещё огребу от этой поездки», – думала я, пакуя чемодан. «Как же я одна справлюсь?» – думала я, укладывая в сумку всевозможные развелакательно-отвлекательные приспособления.

В общем, я готовилась к серьёзному испытанию, но не думала, что мы ещё и в самолёт зайти не успеем… Впрочем, с самой покупки билетов и бронирования отеля всё шло не по плану – в итоге ехали мы не туда и не тогда, куда и когда собирались. А все вероятные попутчики отсеялись по разным обстоятельствам непреодолимой силы. Отчасти я уже была внутренне готова принимать опыт, который должна получить только я… ну и ещё 300-400 человек. Помните, как в том анекдоте: «Я вас таких… на этот корабль 5 лет собирал»?

Зал ожидания

То, что рейс перенесли с раннего утра на 12-05 дня, это был даже плюс. Мы не проспали, спокойно собрались, вальяжно приехали в аэропорт и прошли регистрацию. Спешить нам, и правда, было некуда: начиная с полудня и до 16-30  вылет откладывался каждые полчаса ещё на полчаса. Предположительно из-за технической неисправности самолёта, хотя официально  авиакомпания причины не пояснила.

К четырём часам дня пассажиров рейса 2481 можно было отличить в зале ожидания по нервному тику. Когда же, наконец, объявили, что вылет задержан до 23-00, зал просто застонал… У меня нервы начали сдавать ещё до этого. Дочь каждые 5 минут спрашивала, когда мы полетим на море и уже, кажется, начинала переодеваться в купальник.

Не знаю, когда именно я начала относиться к жизни как психолог. Но в этот момент я особенно явно осознала эту свою новую идентичность. Знаете, как в мультиках про супер-героев: они взлетают в воздух и такие – тыщ-тыщ! – переодеваются на лету в доспехи, берут своё секретное оружие и приземляются способными на многое. Естественно, в жизни не так. А жаль, было бы эффектно…

Суперсила психолога №1: У меня есть чувства, я знаю, что с ними делать

Я поняла, что прежде, чем я смогу эффективно действовать в нестандартной ситуации, надо позаботиться о себе. Прежде всего это значит поработать со своими чувствами. «Не переживай, успокойся, возьми себя в руки, мысли позитивно, да ничего страшного» – на факультете психологии этот список вредных советов выдают как антипаттерн поведения.

Мы отошли с дочерью в самый дальний угол зала ожидания, я включила ей мультик, а сама отвернулась к окну и начала проговаривать про себя:

«Я злюсь, что вылет задержали. Чувствую себя обманутой, а мне болезненно важно соблюдение договорённостей. Так это я ещё со времени развода боюсь любого внезапного изменения планов…

Ещё мне очень обидно, что я раз в 100 лет выбралась отдыхать и такая подстава. Как будто судьба меня не очень любит. Так, а это ещё откуда? Да это же моя неизбывная боль старшего ребёнка, что кого-то любят больше, чем меня.

А под всем этим мне страшно, потому что я чувствую свою уязвимость. Что если нас так и отправят на неисправном самолёте? Вот погибну относительно молодая и красивая ничего толком в жизни не сделав.»

Так я сидела около получаса, осознавая свои чувства, понимая, как мало из них связаны с реальной ситуацией. Авиакомпания, конечно, мощно накосячила, но кто мне виноват, что я чувствую себя беспомощным ребёнком в зале ожидания жизни? Сейчас я пожалела свою детскую часть, настало время быть взрослой.

Дочь оторвалась от мультика:

— Мама, почему ты плачешь?
— Я расстроилась, что у нас срываются планы. Я обещала тебе море, а теперь неизвестно, полетим мы вообще или нет.
— Ничего, мама: как будет, так будет.

Суперсила психолога №2: Ответственность за себя и проактивность

По реакции дочери мне стало понятно, что сработало: я сбросила эмоциональное напряжение, и она тут же успокоилась и отзеркалила моё состояние.

Когда чувства отреагированы, можно мыслить ясно и переходить к действиям. Я открыла интернет и почитала, что авиакомпания обязана нам предоставить, если рейс надолго задерживается по их вине (питание, проживание, транспорт и т. п.). Позвонила тур-оператору, расспросила, что нужно сделать, чтобы нам вернули деньги за сутки проживания в отеле, которые мы уже потеряли. Успокоила всех родных, которые переживали за нас дома.

Когда к нам, наконец, вышел представитель авиакомпании, я уже продумала три возможных варианта действий . Надо сказать, что это я не зря: человека к нам послали самого косноязычного, внятных сведений от него можно было добиться с большим трудом.

Впрочем, я была уже в таком ресурсном состоянии, что смогла и к этому отнестись с юмором. Клянусь, было бы у меня побольше смелости, устроила бы прямо на месте группу психологической поддержки для всех невылетевших. А судя по поведению людей это было остро необходимо: раздражение, обиду и агрессию витавшие в воздухе зала ожидания можно было заливать в бутылки с зажигательной смесью.

Суперсила психолога №3: Отделять себя от чужих эмоций

Я наблюдала, как вокруг представителя авиакомпании собралась большая толпа и боялась, как бы дело не кончилось для него плохо. Свои-то чувства я отреагировала, но эмоциональное заражение, которое в группе людей практически неизбежно, никто не отменял. Когда меня снова начинало захватывать всеобщее возмущение, я возвращалась к себе: так, это не моё, я со своим уже разобралась.

Трудно поверить, что ещё три года назад, я съёживалась от проявления чужих эмоций, особенно злости и гнева. Теперь я с интересом исследователя наблюдала за людьми, за их реакциями по словам, по положению тела – поджатые губы, сжатые кулаки, сгорбленная спина. Вот это, да! Оказывается можно так реагировать, и вот так, и вот так. Эти пошли, взяли ещё пива, раз теперь сидеть и сидеть. А этот обвиняет в чём-то… и кого? женщину, которая привезла нам еду. Она-то что сделала? Девушка подала моей дочери свою упаковку с обедом, когда мы не успели к первой партии раздачи: «Я подожду, сейчас ещё привезут. Возьмите, вы же с ребёнком». Мужчина шутит, вокруг него группа женщин смеётся и вздыхает с облегчением.

Мне так интересно, наконец, видеть это и размышлять, как каждый из них пришёл к тому, чтобы именно так справляться с нестандартными ситуациями.

Суперсила психолога №4: Фокус на себе и своих потребностях

Авиакомпания, хотя и не очень расторопно, предоставила всем желающим возможность поехать в гостиницу до вылета. «Вы что не поедете?» – удивлённо уставилась на меня женщина в спортивном костюме, глядя на то, как мы с дочерью раскрашиваем раскрасску вместо того, чтобы грузиться в автобус. – «Они же нам обязаны нам обеспечить…» Я пожала плечами. На дорогу до гостиницы мы потратим минут сорок-час туда и обратно, пока все заселимся, пока выселимся, на пребывание в гостинице останется 1,5-2 часа. Хочу ли я тащиться по пробкам с ребёнком в автобусе переполненном недовольными людьми?

У меня появилось какое-то внутреннее спокойствие на тему своих прав. Я перестала постоянно напрягаться, что меня обманывают и чем-то обделяют. Я знаю, что мне должна авиакомпания по договору, если мне нужно, не постесняюсь этим воспользоваться. Вопрос в том, хочу ли я брать то, что мне готовы предложить.

Я нашла в аэропорту комнату матери и ребёнка, где мы уютно устроились, спокойно поужинали, полноценно восстановили силы. Я полежала на диване, почитала книжку.

Суперсила психолога №5: Умение быть здесь и сейчас

Почему-то именно в зале ожидания «Толмачёво» на меня снизошло это острое переживание настоящего момента. Возможно, я была в каком-то изменённом состоянии сознания от пережитого стресса, но очень уж метафора этой ситуации меня тронула:

Прямо как в жизни, мы сидим и ждём, что прилетит самолёт и увезёт нас в какое-то сказочное место, где море, солнце и всё включено. И мы уже всей душой там, а то, что сейчас – мелко, незначительно и вообще досадная помеха на пути к счастью. А самолёт задерживается и задерживается. Может и вообще не повезёт. Или не довезёт до места назначения. И в этом муторном ожидании проходят те моменты, из которых состоит жизнь.

Умение быть здесь и сейчас – которому единодушно учат философия, религия, медитация – я смогла взять только из психологии.

Когда я вспоминаю эти часы, проведённые в ожидании самолёта, в моей памяти они такие же яркие, как и сам отдых.

Я помню, как дочь фотографировала меня на фоне картонной фигуры лётчика, и мы хохотали, что на получившемся фото оказался только мой нос.

Как мы нашли коллекционную монету, которая лежала на виду, но никто больше её не заметил.

Как, когда на выпустили из зала ожидания, мы вышли на улицу, где остальные несостоявшиеся пассажиры ждали автобусов в гостиницу. Среди беспросветной серой Сибирской весны выглянуло солнце. И мы скакали с дочерью по выглянувшему из подо льда уже сухому асфальту, перепрыгивая через трещины, наступать на которые было нельзя по условиям игры.

Как бежали наперегонки в другой конец аэропорта, где нам должны были поставить печать о том, что наш рейс был задержан.

Как сидели обнявшись в час ночи, когда на всё ещё не пустили в самолёт, который должен был вылететь в одиннадцать, и дочь рассказывала мне по секрету о своих мечтах.

Почему-то всё это было так важно, так по-настоящему. А если так, то мы не потеряли это время в ожидании, а, наоборот, нашли.

Вместо развязки

Ах, да! Ирония жизни состоит в том, оба перелёта (туда и обратно) дочь проспала, отключившись ещё на взлётной полосе. Доросла, наконец. Ну и я тоже.

Автор: iRina.gift

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *